Russian English

"Полиция — это общество, а общество — это полиция"



Основные принципы работы полицейского в Великобритании действуют с момента создания полицейской службы в 1829 году. Первые девяносто лет эти принципы оставались без изменений, и лишь с наступлением XX века, в связи с развитием технического прогресса и судебно-криминалистической экспертизы, они начали немного меняться. Тем не менее, заложенные в инструкцию девять Принципов Пиля, по имени инициатора создания национальной полицейской службы Роберта Пиля, остаются неизменными по сей день. Седьмой из этих Принципов звучит так:

«Всегда поддерживать такие отношения с общественностью, которые олицетворяют исторически сложившуюся традицию, что полиция — это общество, а общество — это полиция, где полицейские — полноценные и полноправные его члены, с той лишь разницей, что им платят за то, что все свое время они отдают обязанностям, в любом случае возложенным на каждого члена общества в интересах поддержания общественного порядка и жизни».

Вообще, с самого момента создания английской полиции, за основу деятельности этого общественного органа была взята философия policing by consent — «охрана правопорядка по согласию», которая на тот момент, да во многом и сейчас, остается уникальной. Смысл этой философии в том, что она основывается не на страхе перед представителями органов правопорядка, а почти исключительно на сотрудничестве общества с ними и vice versa, в связи с чем все действия представителей полиции должны быть направлены на то, чтобы снискать его, общества, уважение, одобрение и любовь.

Особенно подчеркивается, что, в отличие от полномочий государства, полномочия полиции должны держаться исключительно на поддержке и одобрении общества, причем общества в целом, а не каждого гражданина по отдельности. Отдельно взятый гражданин не может отказать в такой поддержке полиции или закону в целом, по своему желанию.

Звучит очень красиво. И по большей части так оно и есть.

Хотя, не все ладно и в Соединенном королевстве. По словам журналистов The Sunday Times, за последние четыре года количество жалоб на коррупционные действия полиции в Великобритании выросло в два раза. В жалобах, среди прочего, фигурируют медленное ведение дел, недоведение расследований до конца, подтасовка фактов, сексуальные домогательства со стороны сотрудников полиции, жестокость, превышение полномочий, наркотики, неоправданное применение оружия и расовая дискриминация.

Численность полицейских в Англии и Уэльсе (в Шотландии и в Северной Ирландии — отдельная полиция и своя статистика) — двести с небольшим тысяч. Всего за последние четыре года, начиная с 2012, в заявлениях о коррупции фигурировало 2,434 полицейских. Независимая комиссия по рассмотрению жалоб на действия полиции (IPCC, Independent Police Complaints Commission) ежегодно публикует свой отчет, в котором подробно описывает расследуемые недостатки в работе полиции и некоторые особенно показательные случаи. За 2016 год было зарегистрировано 3.793 обращения граждан на возможные коррупционные действия полиции (с разбивкой по наиболее часто упоминаемым видам нарушений, таким, как сексуальные домогательства, наркотики, превышение полномочий, расовая дискриминация). Более 500 обращений привели к расследованиям, около 300 из них завершены.

Конечно, данная статистика очень приблизительна. Во-первых, как раз за последние несколько лет основательно поменялась система консолидации данных, почти полностью теперь концентрируемая под эгидой вышеназванной Независимой комиссии (IPCC). До этого сведения были разрозненными. Во-вторых, в число обращений-жалоб включены поступающие жалобы во все инстанции: от полиции и управления внутренних расследований до непосредственно Комиссии, так что возможны дублированные заявления. В-третьих, в общее число включены все обращения: от преступников, жалующихся на то, что их незаконно задержали, от пьяниц и дебоширов, недовольных тем, что их разгул остановили, от профессиональных жалобщиков и прочее, прочее, прочее.

Например, пару лет назад на моего сына напал чернокожий парень: попытался отобрать телефон, ударил бутылкой по голове. Все, слава богу, обошлось — сын успел увернуться, удар пришелся по касательной. Полиция была на месте в течение получаса, вместе со скорой — оформили заявление, обошли район, все по правилам. Потом мы несколько раз ездили в отделение смотреть записи с видеокамер, фотографии известных нарушителей. Не повезло — «нашего» среди них не было. Но мы, естественно, жалобу писать не стали — мы сочли действия полиции достаточными. А есть те, кто пишут.

Как говорят мои английские друзья: «Случаи сексуальных домогательств, сексизма и расизма среди представителей полиции и впрямь стали довольно часто звучать в прессе в последнее время. Но, думается, что в полиции это происходит не чаще, чем в какой-либо иной профессиональной среде. В целом же наша полиция остается очень хорошей и заслуживающей доверия службой. И да, мы правда любим этих ребят».

И все же, нарушения есть. На фоне общей картины — немного, но, тем не менее, достаточно для того, чтобы этот вопрос открыто обсуждался в обществе и правительстве. Общество знает, что оно может быть защищено от таких нарушений. О них пишет пресса. Правительство открыто выступает и отчитывается. Вопрос не замалчивается и не забывается.

В принципе, если рассматривать приведенный выше принцип работы английской полиции буквально: «полиция — это общество, а общество — это полиция», то многое становится понятно. Состав полиции отражает состав и настроения самого общества. В тюрьмах, как я недавно узнала, подавляющее количество заключенных отбывают наказание за преступления, связанные с наркотиками. Было бы странно, если бы среди полицейских не оказалось людей, имеющих к ним отношение не с той стороны закона. Сексуальные преступления и домогательства — вообще тема неизбывная, к сожалению. Хотя в официальных отчетах подчеркивается, что нарушения, связанные с использованием полицейскими своей власти против тех, кто в данный момент находится под их же защитой или охраной, для удовлетворения сексуальных потребностей, сильно участились в последнее время. Значит что-то не ладно с этим обществом? Увеличение за последние годы нарушений, основанных на расовой дискриминации — тоже примета времени и изменения взглядов в обществе: достаточно вспомнить Брекзит.

С другой стороны, наблюдая за работой полиции в Англии вот уже четырнадцать лет (а это немалый срок), могу с уверенностью сказать: общество, в большинстве своем, одобряет, уважает и поддерживает свою полицию. А полиция, со своей стороны, всегда помнит, что «исполнение ее служащими своих обязанностей полностью зависит от одобрения со стороны общественности ее, полиции, существования, действий, поведения и способности ее представителей заручиться и поддерживать на должном уровне уважение к своим действиям со стороны общественности» (второй из Девяти принципов Пиля). С полицейскими можно посмеяться, у них можно спросить дорогу, их можно попросить проводить домой, с ними можно делать селфи, потому что они, в общем-то, и есть те, кем должны быть — соседи по улице, району, городу. А можно прийти к ним за помощью и быть уверенным, что получишь ее.

Как-то раз у меня украли сумку, в которой были ключи от дома и квитанция с адресом. Мы в тот момент были от него примерно в часе езды, поэтому позвонили в полицию и нам предложили патрулировать участок вокруг нашего дома до нашего приезда.

У меня иногда складывается впечатление, что англичане просто-напросто страшно избалованы своей демократией, своим гипертрофированным чувством справедливости, своей любовью к незыблемости традиций, идеальной, с их точки зрения, системой образования, своей «народной» полицией и так далее. Поэтому для них малейшее отклонение от привычного — как гром среди ясного неба.

При этом здесь на каждую проблему создаются новые решения. Все больше и больше ограничений и требований накладывается на кандидата в полицейские. У космонавтов — и то меньше проверок. А полицейские проходят так называемую vetting procedure, тест на профпригодность, как при приеме на работу, так и в течение всей карьеры. Заявку на поступление в полицейскую академию могут отклонить, если у кандидата на теле татуировка оскорбительного для какого-либо члена общества характера, или родственник имеет отношение к продаже алкоголя, питейным заведениям, игровым или букмекерским конторам. Заявление подходящего по всем статьям кандидата безоговорочно завернут, если сын его отца от предыдущего брака, с которым кандидат не виделся никогда в жизни, был осужден и отбывает или отбыл срок в тюрьме. Высшее образование рекомендовано, хотя бы на стадии бакалавриата.

Недавно на глаза попалось видео, на котором запечатлены английские полицейские, довольно грубо обращающиеся с подростками лет 15-16 в парке. Правда, сначала подростки (человек десять), обступив троих полицейских, в абсолютно хамской и оскорбительной манере долго препирались с ними, не подчинившись требованиям полиции покинуть парк, буквально тыкали в них пальцами, кричали и сквернословили. После одного особо грубого выпада полицейские применили силу, повалив на землю и скрутив, довольно брутально, парочку из них. В комментариях под видео мнения разделились с очевидным перевесом тех, кто был на стороне полицейских. Для меня это не было сюрпризом: англичане известные «детоненавистники» — в том смысле, что являются одной из самых строгих в отношении воспитания детей наций, на мой взгляд. Я думаю, что сила к подросткам была применена чрезмерная, хотя некие действия все же совершить было необходимо, чтобы ситуация совсем не вышла из-под контроля. Большинство же комментаторов настаивало на том, что, будь это их дети, они бы еще и дома наподдали как следует: требования полицейских надо выполнять безоговорочно, потому что они априори основаны на заботе о нашей безопасности. Только так может быть достигнут порядок и спокойствие в обществе и в жизни — почти как по-писаному выступали они.

А теперь, собственно, о главном. Я стала искать подобную статистику неправомерных действий российской полиции, количество заявлений, количество начатых расследований и прочие сопутствующие данные. Ничего. Nada. Нет такой буквы в этом слове. По крайне мере, в открытом доступе.

Что ж, неудивительно, что свою полицию российский народ не уважает, не любит, не поддерживает и не доверяет ее сотрудникам. Они не знают о ней ничего. Они не верят в нее. Все, что людям о ней известно, несет в себе негативный оттенок. Кстати, ведь как ни назови — «милиция», «полиция», «внутренние органы», «органы правопорядка», — для большей части страны их представители, чаще всего, именно «менты». Вот в этом мы, пожалуй, едины. Ну не получается из этих недотыкомок полицейских. Да что там, и милиционеров не получалось.

Мне кажется, это как приговор: человек-мент. Особая формация людей. Любопытно, их по каким-то определенным антропологическим признакам принимают на работу? И не важно, сидел ли внучатый племянник отчима будущего мента или есть ли у его троюродной тетки пивной ларек, главное правильно ответить на следующие вопросы:

«На улице стоит маленький хорошо одетый мальчик и читает Гамлета. Перед ним лежит раскрытая сумка. Ваши действия? Выберите из трех предложенных:

1) Подойти к мальчику, врезать ему подзатыльник и велеть убираться отсюда.

2) Пройти мимо.

3) Подойти к мальчику, схватить его за шкирку и силой отволочь в машину, по дороге врезав сопровождающему его взрослому».

«Во время проведения народных гуляний, юная девушка задала вам вопрос „На каком основании вы задерживаете гуляющих?“ Ваши действия? Выберите из трех предложенных:

1) Приказать девушке заткнуться.

2) Сбить девушку с ног.

3) Арестовать, и силком препроводить в автозак, предварительно заручившись поддержкой пятерых коллег».

Все варианты подойдут. Четвертого просто нет.

И невольно возникает тревожная мысль, согласующаяся с Седьмым Принципом Пиля: а ведь наше общество — это они, а они — и есть наше общество.

Автор: Оксана Паскаль


МХГ в социальных сетях

  •  

Права человека в России Казанский Правозащитный Центр Фонд 'Общественный Вердикт' Молодежное Правозащитное Движение Комитет за гражданские права Движение «За права человека» Фонд ИНДЕМ Комитет против пыток Центр антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл - Р Общественный контроль. Официальный сайт Ассоциации независимых наблюдателей     

© Московская Хельсинкская Группа, 2015-2017. 16+

Данная страница поддерживается благодаря проекту, при реализации которого используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 №68-рп и на основании конкурса, проведенного Движением "Гражданское достоинство".